Skip to Content

Воронежские страдания с хэппи-эндом

Предлагаем вашему вниманию статью известного журналиста и антифашиста Натальи Новожиловой* "Воронежские страдания с хэппи-эндом".

Была у нас во Владимире замечательная неформальная организация молодёжи. Она родилась не от холодно-расчётливого союза президента и его администрации (как «Молодая гвардия» или «нашисты», например), а сама собой.

Ну, не то, чтобы из пены морской...​ Я в своё время к зачатию была причастна (мать как бы), Андрей Юров из Воронежа (как бы отец) и 30-летний преподаватель философии Артём Марченков (как бы дух земной). Такая вот групповуха.

Называлась та организация несколько заумно – «Система координат» (СК). Но занималась полезными делами: двигала свободу, демократию и права человека в массы. Двигала шумно и с юмором. Местные журналисты c упоением делали репортажи об акциях СК. Многие до сих пор вспоминают, как весело на Козловом валу хоронили Демократию в картонном гробике. Или как развернули резонансную кампанию в поддержку студентов из Африки, которых гнобили университетские расисты. А ещё молодь из СК несколько лет ходила поддерживать меня в судебном противостоянии с лидером местных фашистов... Молодёжную газету «Дейли» своими силами выпускали. Ну и так далее.

Тусовались в «Системе координат» большей частью студенты владимирских вузов и нестарые ещё преподы типа Лены Баженовой. А душой и заводилой был, конечно, Артём Марченков.

Потом случилось ужасное: Артём полюбил итальянскую девушку. Она была похожа на героиню из фильма Тарковского «Ностальгия». Такая же роскошно рыжая. Короче, Артём влюбился, женился и уехал в Рим.
Знаете, как бегает курица, которой только что отрубили голову? Примерно так какое-то время существовала обезглавленная СК. Один за другим студенты защитили дипломы, обзавелись семьями, заматерели и отошли от правозащитно-тусовочной деятельности.

Приток же новых студентов в организацию постепенно уменьшался. Часть активной молодёжи уехала в Воронеж, к «папе» Юрову. (Андрей Юров сейчас директор Общественной Приемной при Уполномоченном по Правам Человека в РФ в Воронежской области).

В Воронеже наши владимирские эмигранты окончательно прониклись идеями прав человека и вместе с такими же оголтелыми молодыми тамошними ребятами и девчатами сплели сеть. Сеть известна как Международное Молодежное Правозащитное Движение (ММПД). Она опутывает уже пол мира. Ну, может не пол мира, а всего 30 стран...
На сайте движения так декларируются цели ММПД: «Мы объединились в Сеть, чтобы помогать друг другу защищать и продвигать ценности Прав Человека и Достоинства Личности, обмениваться идеями, проводить совместные действия и укреплять новое поколение гражданских активистов. Мы - свободное сообщество, где ценятся разные люди, позиции и методы; неприемлемы только насилие, агрессия и дискриминация».

ММПД, между прочим, в конце прошлого года получила консультативный статус международной организации в Совете Европы. Это вам не хухры-мухры.

К чему я всё это рассказываю? А вот к чему. Воронежское отделение ММПД ютилось в Доме Прав человека на улице Цюрупы. Там же теснились ещё более десятка некоммерческих правозащитных организаций, в том числе профсоюз журналистов, Конфедерация Свободного труда, «Защита потребителей», «Мемориал» и др.

Была я в этом «ноевом ковчеге». Здание аварийное. Крыша протекает, сантехника помнит не только советскую власть, но и времена кровавого царизма...

Да где это и когда это в России правозащитникам условия человеческие создавали? Нигде и никогда. Так что обитатели Дома Прав Человека защищали себе права человеков, а о своих не заботились. Пока совсем не прижало. Не в том смысле, что на них крыша рухнула. Хуже: здание муниципальные власти выставили на торги.

Вот после этого обитатели ДПЧ занялись самоспасением. И знаете, сработала их сеть: из разных городов России и других стран полетели в Воронеж письма с требованием не продавать обиталище правозащитников. Письма шли в три адреса: губернатору Воронежской области Гордееву, мэру Воронежа Колиуху, Главному федеральному инспектору аппарата Президента РФ в ЦФО Кораблёву.

В том числе и я отправила три письма. И что вы думаете? Получила три ответа. Руководители Воронежской области и муниципалитета сообщили мне , что мэрия сняла здание Дома Прав Человека с торгов.

Так что и молодые, и немолодые воронежские правозащитники оставлены под крышей. Пусть и под худой. Но всё же под крышей, а не на улице. Какой-никакой, а хэппи-енд.

В этом месте мне следовало бы съязвить: а вот у нас во Владимире... А что у нас? Нет Дома Прав человека — нет и проблемы (для властей). Идея с Народным Домом витала в воздухе много-много лет да так и растаяла, не материализовавшись. Да и правозащитные организации к сему дню почти все рассосались.

Едешь по центру Владимира и читаешь вывески: «Общественная приёмная Путина», «Общественная приёмная полномочного представителя Президента РФ», «Общественная приемная партии «Единая Россия», «Общественная приемная Молодёжного парламента» и т. д. Обществ во Владимире нет, а общественных приёмных навалом. Имитация заботы о народе в стиле КПСС. Дежа вю.

 

Наталья Новожилова,
Победитель конкурса премии Андрея Сахарова «За журналистику как поступок»,
антифашист,
организатор и руководитель владимирского профсоюза журналистов,
руководитель владимирской группы «Международной амнистии» и
Антифашиского комитета.

Опубликовано в "Живом Журнале"