Skip to Content

Цитаты

 Была я в этом «ноевом ковчеге». Здание аварийное. Крыша протекает, сантехника помнит не только советскую власть, но и времена кровавого царизма... Да где это и когда это в России правозащитникам условия человеческие создавали? Нигде и никогда. Так что обитатели Дома Прав Человека защищали себе права человеков, а о своих не заботились. Пока совсем не прижало

 Воронежский Дом Прав Человека пытаются разогнать. Кто не знает, именно в этом доме, по этому адресу с первого до последнего этажа уже много-много лет живут практически все настоящие и смелые воронежские общественные организации. Если войти в вот эту дверь и взять чуть левее - можно попасть в нашу Антикоррупционую приёмную. А если подняться на пару лестнечных пролётов - то в Молодёжное правозащитное движение, вместе с которыми мы много чего делаем, но из того, что знает практически каждый - например, День проверки документов и День проверки отделений. Конечно, власть теперь будет до бесконечнсти повторять, что "ничего личного", что им просто из всех домов Воронежа именно сейчас очень-очень резко понадобился именно этот дом, именно этот подъезд для какого-то там их "дома молодёжных программ". Но ведь ежу ясно, что цель всех этих внезапных взбрыков арендодателя в лице городского департамента имущества - сделать так, чтобы не было ничего реально молодёжного, ничего независимого, ничего правового, ничего антикоррупционного, гикаких проверок никаких документов, никаких отделений. Чтобы ничего не было. Давайте попробуем спасти Воронежский Дом Прав Человека вместе. Просто для того, чтобы искомая взбрыкнувшими властями пустота не случилось.

Мне кажется очень важным помнить о том, что мы живем в меняющемся мире. Мы сами меняемся, становимся взрослее, становимся мудрее. Нельзя жить сиюминутной выгодой. Если Дом станет частным владением, его, конечно, приведут в хорошее состояние: отреставрируют фасад, отремонтируют крышу… Но кто будет ремонтировать души людей? Тех, с кем нам предстоит жить, растить детей... Энтузиасты думают о будущем, о будущем страны, будущем Воронежа. Мне кажется, нам не надо зарывать это будущее.

Старая пословица гласит: добродетель гнездится в развалинах. Если она верна по сию пору, то как раз в Доме Прав Человека нужно искать эту самую добродетель. Конечно, эта самая добродетель, которая защищает права человека, вполне бы себя хорошо чувствовала и в более комфортных условиях. Однако в Доме прав человека во всем витает дух Всеобщей конвенции прав человека - от стен, облепленных следами побед прав человека и поражений, до группы немолодых людей, активно обсуждающих социальные права в Советском Союзе... Это как раз то, что называется в культурной антропологии genius loci, гений места. Такое место трудно построить, такую атмосферу трудно создать - зато легко разрушить.

 Побывав в Доме Прав Человека, ты понимаешь, что это не просто офис обычной организации, а действительно Дом с большой буквы. В этом месте рождается и развивается много идей, направленных на улучшение жизни горожан и защиту основных Прав Человека. Жители Дома Прав Человека никогда не откажут и всегда помогут в трудную минуту. Благодаря Вам в городе Воронеже есть надежда на развитие Гражданского Общества! Спасибо вам большое!!!

 ДПЧ. Название кажется одновременно абстрактным и несколько напыщенным. Но стоит оказаться внутри, да ещё не просто в здании, а внутри процессов, там происходящих, как осознаёшь, что Дом это слабо сказано. Объем полезной (именно по-настоящему полезной, т.е. приносящей вполне конкретную и практическую пользу людям) работы, производимой этими, в основном молодыми, людьми, вызывает уважение, восхищение и желание вручить в их пользование не Дом, но Дворец.
Помогают они, как и положено правозащитникам, всем. Сам я узнал о них, ещё будучи старшим участковым уполномоченным. Меня часто приглашали в качестве эксперта на конференции и семинары по правовым темам - в ДПЧ открыты двери для разговора со всеми заинтересованными сторонами проблемы. Я обращался и за помощью, и за сотрудничеством и до сих пор пользуюсь и тем, и другим. При мне приходил к правозащитникам сотрудник СОБР. И не поверите - они не отказали. В ДПЧ не делят людей, чьи права нарушены, на категории, а просто делают свою тяжёлую правозащитную работу.
Я специально обхожусь без персоналий, хотя знаю их практически всех лично. Это действительно уникальный коллектив, уникальный институт и явление. Воронеж может по праву гордиться тем, что у него есть Дом Прав Человека.

Когда мы говорим про Дом Прав Человека в Воронеже, то кому-то может показаться, что это всего лишь пара офисов нескольких организаций, и вообще не понятно, отчего такой шум. Так вот, ДПЧ - это не пара офисов. И даже не десяток офисов. Это свой другой мир. Это место, где всегда полно людей, которых многие в современном обществе признали бы сумасшедшими - они отказались от карьер и не стремятся заработать как можно больше денег. Вместо этого они пытаются помочь как можно большему количеству людей.

Администрации почему-то думает, что, продав этот дом, она что-то выиграет. Это глупое, наивное и опасное заблуждение. Конечно, какие-то деньги в бюджет поступят, но при этом разрушится сложившаяся система правовой поддержки социально незащищенных слоев населения. И довольно быстро станет очевидным, что город потерял больше, чем получил.

Если этого не учитывают в администрации города, то я могу предположить лишь две причины. Либо этим вопросом занимаются очень глупые люди, либо решение по этому вопросу связано с чей-то личной выгодой и никак не связано с благом города. Надеюсь, что у в администрации найдутся разумные люди и остановят этот процесс.

 FLARE выступает за законность и против коррупции по всей Европе и за ее пределами, и имеет уникальный опыт работы с органами власти разных уровней. Роль муниципалитетов во многих странах является крайне важной с точки зрения поддержки гражданского общества, поэтому нам крайне трудно понять подход, нацеленный не на сотрудничество, а на противодействие. Если в городе есть эпицентр гражданской активности, известный на международном уровне, это повод им гордиться и использовать во благо, а не вставлять палки в колеса.

 Для меня Дом Прав Человека в Воронеже – это Дом друзей, причем давно, уже более 10 лет, несмотря на то, что бываю там редко. Почему друзей? Потому что мы имеем общие цели – защитить права человека (обмениваемся опытом); сохранить окружающую среду и защитить животных (например, жители Дома вносят свой вклад в раздельный сбор отходов - собирают и сдают пластиковые и стеклянные бутылки); ежедневно чинить мир, делать его лучше и комфортнее. Потому что мы участвуем в одних и тех же мероприятиях – например, конструктивно взаимодействуем с Уполномоченным по правам человека в Воронежской области, осуществляем мониторинг деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, противодействуем коррупции, выявляем нарушения и осуществляем общественный контроль. Потому что мы на постоянной основе занимаемся просветительской деятельностью. Наконец, потому что мы вместе, понимаем друг друга, помогаем друг другу, и это важно – важно и значимо для нас, некоммерческого сектора, для общества и для государства.

 Права человека вне политики. Права человека вне времени. Права человека вне идеологии. Но правам человека нужно пространство, рабочее пространство. Здорово, когда таким пространством является Дом прав человека, как в Воронеже. Пусть он будет всегда!